Меню сайта
Категории раздела
Биография The Cure [1]
1979 год [3]
1981 год [1]
1984 год [2]
1985 год [1]
1988 год [1]
1989 год [5]
1990 год [5]
1991 год [4]
1992 год [3]
1993 год [2]
1994 год [2]
1995 год [1]
Мини-чат
200
Наш опрос
Чем или кем для вас является эта группа?
Всего ответов: 26
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
widgeo.net
Форма входа


Все музыканты группы
Robert James Smith Michael Stephen Dempsey Laurence Andrew 'Lol' Tolhurst Paul 'Porl' Stephen Thompson Simon Johnatan Gallup Matthieu 'Matty' Hartley Clifford Lion 'Andy' Anderson Philip 'Phil' Carden Thornally Boris Peter Bransby-Williams Roger O'Donnel Perry Bamonte Jason Toop Cooper
Прикол
Главная » Статьи » 1993 год

Как это могло стать суперзвездой? (Q Magazine, июль 1993 г.)

Кого вы называете смехотворным, глупым, непривлекательным, оборванцем, синяком, плохо одетым? Он забыл про мрачность и болезненность, но всё ещё производит такое впечатление. Не смотря на публичный имидж наполовину учителя переростка, наполовину заброшенного дивана, Роберт Смит вывел the Cure из готической заводи в море суперзвёзд. Здесь он рассказывает Стюарту Макони секреты успеха, долголетия и искусства делать начёс.

"Кто-нибудь был в последнее время в букмейкерской конторе?" - спрашивает Роберт Смит тоном, подразумевающим тайный смысл. Э, нет. А что? "О, ничего." -отвечает он и задумчиво прикладывается к своему пиву. Когда мы задумываемся о мире букмейкерских контор на ум приходят люди в шляпах из свиной кожи и дублёнках, Энди Кэпп, Джеймсе Болан в роли Терри Колье и этот невероятный придурок с 4-го канала в охотничьем костюме. Нам не приходит на ум человек с гнездом начёсанных волос на голове, накрашенными глазами, в растянутом распускающемся свитере и характерно ненормальных кроссовках. Короче, мы не думаем о Роберте Смите - короле сумрачного мира глум рока. "Я просто услышал, что у Вилиама Хилла принимают ставки на то, какая песня будет первой на сборнике Virgin 1215. И, хм, не кажется ли вам, что было бы немного суеверно, если бы я поставил на the Cure?" "Нет. Беги туда. Сделай это. Им не обязательно знать, что это был ты. - предлагает ободряюще гитарист Пэрри Бэмонт. Мы оглядываемся на Роберта: птичье гнездо начёсанных волос, накрашенные глаза, растянутые ... "Ах, да. Извини. "- говорит Пэрри слегка застенчиво. Кое-кто здесь имеет доступ к внутренней информации. Легкий намёк был сделан. Представитель Virgin, занимающийся этим сборником, Ричард Скиннер, старый знакомый группы. Ссылаются на то, что их запись доставят уже к вечеру среды. Природный журналистский интерес заставляет всего меня дрожать в предчувствии того, что если бы можно было поставить завтра на них, если можно так сказать, на чёрную лошадку, то в выходные можно будет выпить. Именно эта мысль, правда, совершенно чистосердечно, пришла в голову Роберту Смиту. 
По правде говоря, не поднимая большого шума, не появляясь на South Bank Show, имея в своём списке только одну попойку со знаменитостями по поводу вручения им награды (это делал Роджер Долтри: "Я рад, что вручаю эту награду настоящей рок - группе. Я думал,что придётся награждать сэмплер или драм-машину.), и даже не стоя в рубашке с расстёгнутым воротником рядом с Бонни Райт The Cure оказались на грани того , чтобы стать самой знаменитой поп группой в мире. Они достигли этого, не взывая к мировому сообществу, не исследуя свои блюзовые корни, не разрушая музыкальных границ. Они достигли этого, распевая запоминающиеся медленные песни о девушках, Боге и чрезвычайной абсурдности всего этого. Публика прислушивается к этим записям, похожим на странную чечётку, но, в основном непрекрыто угрюмым и полным болезненного самоанализа, как будто это очень горячие пироги. Они как будто все время выбиваются из моды, что фактически они всегда и грозились сделать. Правда, они записали Unplugged. Но и он был очень странным - для него использовались казу, клавесин, детское пианино, благовония и индийские подушки были рассыпаны по полу. Не особенно заморачиваясь по поводу встреч с журналистами и хорошего отношения к ним, не парясь с устраиванием банкетов и хождением на них и всем что связано с этой суматохой, они продали почти 20 миллионов альбомов по всему миру. В этом смысле есть, возможно, только одна равная им группа - Depeche Mode , группа, пользующаяся ненормальной популярностью среди Американской молодёжи, оставаясь альтернативными и, по существу, довольно мрачными и европейскими. Это именно то, чего совсем недавно пытались достичь или возродить, это уже зависит от вас, U2 . The Cure , как уже говорилось, нескладны, мрачны, ничтожны, самовлюблённы и слегка абсурдны. После более чем успешного Unplugged Саймон Гэлап заметил: " Очень жаль, что только живущие здесь владельцы спутниковых тарелок смогут его посмотреть. Я не знаю ни одного человека, у которого была бы спутниковая тарелка и никого, кто хотел бы её иметь."

Никто не может назвать The Cure типичными рок звёздами, потому что никто не может понять, как их музыка смогла сделать их такими популярными. Десять номерных альбомов и множество компиляций, промо, бокс-сетов и концертных альбомов описывают всю гамму человеческих эмоций от А до Я, от мыслей о том, что жизнь немного бессмысленна и скорее всего закончится смертью, до мыслей о том, что существование - ничего болше, чем быстротечная, бессмысленная вещь и, конечно, скорее всего закончится смертью вскоре после того, как вы задумались об этом. Однако, циники утверждают, что они создали продаваемый канон неизменной подростковой тоски (депрессии). " Я думаю, что говорить так слишком необдуманно и тщеславно. - говорит Смит. - называть весь спектр чувств и эмоций подростковой тоской. Это всё от мнения, что когда ты переваливаешь за 30, ты по любому уже всё знаешь. Даже когда ты умрёшь, ты не будешь всего знать. По моему, процесс взросления, при котором ты отказываешься задавать вопросы, ужасен. Я не стесняюсь признаться, что иногда совершенно теряюсь, теряюсь от незнания того, что происходит. Если это подростковая тоска, то я очень рад, что она у меня есть. Нашу аудиторию карикатурно изображают, как измученных подростков, сидящих в своих спальнях и спрашивающих: Что я здесь делаю? Ну и что же здесь такого страшного, спрашивать об этом. Кафка никогда не переставал спрашивать об этом. Это чувство отчуждённости никогда не уйдёт." У него оно не исчезло. "Возможно это более по взрослому больше волноваться по поводу того, что можешь потерять работу больше, чем о смысле жизни, но я бы не хотел терять это чувство неизвестности."
В 1979 Роберту Смиту было 20, и он перевращал юншеское увлечение экзистенциализмом в странные , туманные, маленькие песни такие , как Killing An Arab и Meathook . В 1993, ему только что исполнилось 34, он (как должно быть отмчено в каждом интервью) счастливо женат на своей школьной возлюбленной Мери и находится на вершине крьеры. И всё же, его последний альбом,WISH, возможно самый весёлый за последние годы содержит моменты неисправимой меланхолии. Веселей! Он мог вообще никогда не выйти. "Иногда меня ошеломляет чувство тщетности и бессмысленности, - говорит он улыбаясь. - и, по этому, вам нужно оправдывать своё существование. Я пишу песни. Я не очень часто пишу, но если пишу, то значит мне это нужно. Когда я пишу, я нахожусь в описанном состоянии. Я в состоянии, в котором вы думаете, я нахожусь, когда слушаете мои песни. Но всё время я не могу находиться в таком состоянии. Такой я, может быть, 10% своего времени. Всё остальное время я абсолютно нормален. Фэны очень расстраиваются. Им кажется, что я должен быть более трагичным и богемным, чем я есть."

Роберт Смит родился в Блэкпуле 21 Апреля 1959. Хотя, будучи изначальносеверянином, он вырос в Кроули, где его северные интонации, от которых позже он специально избавился, сделали его кем-то, вроде постороннего. Начинающий психолог посмаковал бы тот факт, что первый сингл the Cure, Killing An Arab, основан на классическом учебнике отчуждённости- "Постороннем " Альбера Камю. Одним из первых людей, с которыми он познакомился в начальной школе Св. Фрaнциска был Лоуренс Толхерст, который жил на соседней улице со Смитом. В школу они ездили на одном автобусе, это были первые из множества автобусных путешествий, которые эти двое совершили вместе до того, как Толхерст покинул группу в 1989 году. Как группа the Cure всегда были,если можно так выразится, непостоянны. Вокруг центральной персоны Смита Мэтью Хартли, Майкл Демпси, Фил Торнели , Роджер О'Доннел и Саймон Гэллап постоянно сменялись. Гэллап, например, пришёл, ушёл и вернулся вновь. Но именно уход Толхерста стал символом вечного непостоянства группы. Член группы со школьной скамьи и каверов David Bоwie и Sensational Alex Harvey Band, его попросили уйти в 1988 терпение Смита было исчерпано, когда Толхерст попал в непрекращающийся алкогольный ступор и стал бесполезным клоуном. 

В данной точке их собственной истории теперешний состав (Смит, Гэллап, экс-роуди Пэрри Бэмонт и экс - ударник Thompson Twins Борис Вилиамс) начинает приобретать статус ветеранов. Но история the Cure - это история Роберта Смита. Когда люди называют the Cure смехотворными, глупыми, непривлекательными, недостаточно харизматичными, оборванцами, претенциозными и плохо одетыми, обычно имеют в виду Смити. С размазанной помадой и непокорно торчащим гнездом на голове, с его кроссовками, мешковатой одеждой и его ссылками на Камю и Кокто он часто казался, в особенности критикам, образцом чахоточного, мрачного гламура для подростков с окраин. Это сильный плюс к его популярности у подростков с окраин. "Считается, что наши фэны - это беспризорники, одетые в чёрное, читающие Бодлера и выходящие из дома только по ночам. Некоторые из них действительно такие, но для большинства мы просто группа, песни которой им нравится в какой-то степени. Есть фэны и есть фанатики. Я не сноб по отношению к фэнам. Некоторые из них считают, что каждая строчка в каждой песне про них. Я понимаю это. Я не являюсь ни чьим фанатиком. Нет ни одной группы в мире ради которой я пересёк бы босиком пустыню." 

Во время последнего британского турне одна женщина подарила ему букет цветов и сказала, что она была на концерте первого британского турне группы. С ней была её 11-ти летняя дочь, полюбившая группу после сингла Friday I'm In Love. Когда Смита спросили, как он чувствует себя в связи с этим, он резко ответил: "Старым". Но не все фэны, которые собрались вокруг торшера, холодильника и пылесоса на обложке Three Imaginary Boys выросли, женились и обзавелись потомством под музыку the Cure. "Мы растеряли огромное количество поклонников по дороге. Ну конечно мы их растеряли, иначе мы были бы самой популярной группой в мире. " Тем не менее, the Cure уже стали неотъемлемой частью рок аристократии, это факт, в отношении которого Смит остаётся устойчиво амбивалентным. С одной стороны он доволен материальным комфортом, который это приносит и фактом того, что его песни удовлетворяют жажду чего- то высокого в жизнях миллионов. Он со счастливым видом описывает своё появление на сцене Giants Stadium в New York перед 50000 людей на концерте, открывавшем DISINTEGRATION TOUR, как одно из самых необычных и лучших впечатлений в жизни. Но с другой стороны его задевает, когда говорят, что его группа, бывшая когда-то образцом хмурой замкнутости и необщительности, стала тем, против чего она выступала. " Мы уже стали скорее динозаврами, чем просто группой, играющей на стадионах. - Начинает он, однозначно хорошо подумав об этом. - Все старые динозавры всё ещё живы. Возможно, мы уже достигли их уровня успеха, но их отношение к этому другое. Мы не Simple Minds. Людям кажется, что они знают нас. Это трудно выразить словами, но у нас нет ничего общего с мэйджор группами, играющими на стадионах. Но не смотря на то, что очень стараешься быть неуспешным, это что-то что подкрадывается к вам. Или это подкрадывается к вашей звукозаписывающей компании. Вы можете заметить, как в голову им ударяет шаровая молния. Они понимают, что это ты этого добился. И если ты не будешь осторожным, то можешь превратиться в некий ужасный, неповоротливый экономический концерн. Иногда мне очень хочется сделать что-нибудь, чтобы разрушить эту систему." И как же это сделать? " Ну, наверно выпустить ужасный альбом." Смит до сиих пор гордится тем, что престижная премия Грэмми досталась группе в номинации "Альтернативный альбом". Он извращённо радуется тому, что группу не приглашают на деловые встречи и ток-шоу. " Вы никогда не увидите меня, стоящим в обнимку с мистером Х на какой-нибудь вечеринке знаменитостей. - говорит он с какой-то надменностью старого панка извращённой до снобизма. - Я ненавижу моих, так называемых коллег по цеху." Почему же Роберт ненавидит их? " Я ненавижу их, потому что они дерьмо как люди и дерьмо в написании песен." Хорошая причина, это должно было быть произнесено. В ответ на это можно сказать, что the Cure почерпнули немного вдохновения у некоторых своих современников. Питер Хук из New Order однажды заметил: " Я думаю, многие группы заимствовали идеи у нас. " В этом нет ничего особенного, хотя the Cure иногда просто брали самое лучшее. С той же старомодной любезностью Siouxsie Sioux описывает вклад Смита в альбом the Banshees " HYENA": "Толстячок Смит не имеет ничего общего с новым альбомом, кроме того, что он играет на нём." Проблема, может быть, ещё и в том, что the Cure никогда не были крутыми в общепринятом смысле. По крайней мере, со времён Seventeen Seconds. Посмотрев архивные записи различных теле-шоу понимаешь, что они, в большинстве случаев выглядели более нелепо, чем любая другая группа после Dexy's Midnight Runners хотя, конечно, не так многогранно. Поклонников группы обычно упрекают в том, что они не могут перерости клаустрофобную сентиментальность группы. 

Когда the Cure выпустили MIXED UP - ремиксы классических вещей the Cure, сделанные несколькими компетентными людьми из мира танцевальной музыки - в 1990 г., за несколько лет до того, как многие из их современников доросли до таких предприятий, the Cure чуть не распяли за это. "Люди говорили,что мы сошли с ума. И вот через 18 месяцев они все ввязались в это." Даже Смита часто бичевали подобным образом за его песни, за его полноту, за его свободный подход к использованию макияжа и губной помады. Бэмонт намекает на это достаточно недвусмысленно, показывая на своего боса и говоря: " Если бы он был другим, он не смог бы ходить в таком виде по улицам. " Смит соглашается - "В большинстве мест , в которые я захожу, мне сразу сказали бы уёбывать, если бы не были уверенны, что я потрачу у них кучу денег." Они, эти люди, абсолютно не крутые. Если заставить их назвать кого-нибудь крутого, они назовут Дика Богарта и Марчелло Мастрояни и, подумав несколько секунд, Nirvana и Джей Маскиса из Dinosaur Jr. Они довольно крутые. Всё дело в этой их "а мне по хую" манере. Но нет ничего более лоховского, чем наигранная крутизна. Нет ничего более печального, чем поход в магазин в очках лётчика. 

Так чем же the Cure занимаются в свободное время. Смит громко усмехается: " Видели бы вы нас на прошлой неделе. У вас был бы чрезвычайно занятой день. Мы ловили рыбу, запускали модели самолётов, играли в лапту. Лапта- это супер игра. Но однажды я попал в маленького ребёнка. Жаль. Это был самый лучший удар в моей жизни. Так что пока лапта отложена до тех пор, пока я не оправлюсь от потрясения." Если серьёзно, Смит радуется тому, что 90% времени он совершенно нормальный. " Самая отвратительная публикация обо мне, которую я читал, была в одном французском журнале. Они сожалели о том, что я читаю книги и люблю футбол. Там написали, что весь мой имидж - поддельный. Я мог сказать им об этом и десять лет назад. Не так уж ужасно то, что я хожу в Tesco's. Скучно и печально быть богемным всё время."

Тени вытянулись у обвитых плющём стен звукозаписывающей студии Hook and Manor, куда на короткий срок заключили себя the Cure. Невообразимое количество пива стоит, охлаждаясь, в холодильниках. Группа должна записать несколько каверов Хендрикса для готовящегося благотворительного альбома с участием различных знаменитостей (как потом окажется по другой причине) и нанести последние штрихи к сведению живого материала который будет выпущен, как полнометражный фильм, позже в этом месяце. The Cure смогут с успехом гастролировать по стране, даже не покидая своих постелей. Очевидно, что по этой причине они и дают небольшое количество интервью. Фильм, SHOW(" Мы хотели назвать его CONCERT, но кто-то разубедил нас"), это правдивый рассказ о концерте, проходившем в Детройте, во время эпического прошлогоднего турне группы по Америке. Зная а) что у the Cure уже есть одно концертное видео,THE CURE IN ORANGE, снятое Тимом Поупом, б) что рок-видео имеют тенденцию оказываться отстоем, возникает вопрос: зачем париться? "Потому что меня тошнило при мысли о том, что THE CURE IN ORANGE будет единственным документом о наших живых выступлениях." Это выявляет определённую надменность." Я знаю, что это свидетельствует о том, что я считаю, что нам есть что показать. Но я на самом деле так думаю. Меня THE CURE IN ORANGE расстраивает. Он выглядит и звучит неправильно. Я очень хотел снять DISINTEGRATION TOUR и ближе к концу мы, вроде бы, собрали материал, странный материал, мусор, а не материал, на самом деле. Сплошные расплывающиеся тени. Это мог быть кто угодно. Люди из рекорд компании сказали, что это увеличит количество наших поклонников. Но это, конечно, глупость. Я хочу сказать: ну кто пойдёт смотреть целый концерт группы, которая ему не нравится? Конечно, это рассчитано на наших поклонников. Вы можете заинтересовать других людей, только если вы получите хорошие рецензии. Знаете всё это. Огромный вклад в современную культуру. Краеугольный камень кинематографа. Хм, на самом деле он этим всем не является."- подумав, говорит Смит. Достаточно честно. Смит надеется, что он будет настолько же успешным, как "THE SONG REMAINS THE SAME" Led Zeppelin или "LIVE IN POMPEI" Pink Floyd- фильмы, которые он тысячу раз смотрел в кинотеатре Кроули. " Но я совершенно уверен в том, что хочу, чтобы на экране мы просто играли. Терпеть не могу когда, например, смотришь старые съёмки Хандрикса и видишь его с какой-нибудь тёткой на заднем сидении машины, или как он накуривается где-то за кулисами. Я хочу видеть, как он играет. Давайте посмотрим на его руки!" 

Со временем, начинает выясняться правда. Правда в том, что Роберт Смит, как бы это не было скучно, совершенно очаровательный парень. Во время ужина он шутит и развлекает и удивляет; самой забойной, для него, на сегодняшний день оказалась, как ни странно, запись американского джаза 40-х годов. Становится очевидно, что все эти развесёлые записи, так хорошо шедшие в барах все эти годы, должны быть спрятаны подальше. И фэны the Cure, они не так уж плохи в конце концов. Что, в конце концов, плохого в этих причёсках? Они другие, они удивительные... Соединяйтесь! 

Почему the Cure такие ничтожные? " Мы совсем не такие! Иногда мы позитивные и весёлые. Lovecats, Boys Don't Cry- какие радостные песни. Люди жалуются, что мы слишком радостные. После WISH ко мне подходили и спрашивали:" Почему вы больше не играете ничего с PORNOGRAPHY?" Если вы заметили, то каждые два, три года у нас весёлый период. Это случается, когда мы открываем новый наркотик. Тогда, на некоторое время, мы счастливы. А потом, к сожалению, снова возвращаемся к депрессии." Сейчас, можно предположить, существующий наркотик пока ещё не надоел, так как Смит совершенно (чёрт побери весь этот мир) счастлив. 

" Да, я счастлив! Когда мы записывали DISINTEGRATION на Manor, я был абсолютно несчастен и одинок целых три месяца. Я не знаю почему. Такое было время в жизни. Вы можете услышать это на записи. Во время записи WISH мне было довольно весело. И это вы тоже можете слышать на записи. Это зависит от того, кто в группе. Это один из лучших составов группы, который когда-либо существовал. The Cure была очень тяжёлой группой, для того, чтобы в ней играть, в последние пять лет. Сейчас это больше похоже на хобби. Это весело. Я как будто посмотрел фильм. Я знаю, что они там замышляют, за моей спиной. Мы все в одном автобусе. Нужно удерживать равновесие. Иногда возникают напряжённые ситуации и тогда, вытаскиваешь старый добрый красный клоунский нос."

Смит отодвигает остатки шоколада и допивает остатки Jacob's Creek 1978-го года. Впереди долгая ночь записи кавера Джими Хендрикса. Хотя они старались быть поскромнее, the Cure, на самом деле, собирались записывать Purple Haze, так как она должна была быть первой на сборнике Virgin 1215. "Это всегда будет коронный вопрос в различных викторинах. Как Flowers In The Rain. Мы как-то участвовали в одной викторине, и нас спросили: Какой первый альбом the Cure первым попал в Top 10? И я ошибся." Он ошибся также и ещё кое в чём. Первой песней с Virgin 1215 прозвучавшей в 12:15 в Пятницу 23-го Апреля 1993-го года была Born To Be Wild в исполнении INXS. Второй песней была Purple Haze the Cure. Ко всему прочему её, вдобавок, назвали Hey Joe. Здесь есть, над чем поразмышлять социологам рока. Отступив перед INXS the Cure, стали символом неравноправия среди стадионных команд. The Cure всё ещё не признаны. Смит всё ещё Посторонний. Но есть кое-что поважнее. Все, кто был настолько глуп, чтобы довериться фронтмэну the Cure и сделать ставку на него, все потеряли свои деньги. Роберт Смит. Какой ублюдок.

Q magazine. Июль 1993. Стюарт Макони.

Категория: 1993 год | Добавил: krisart (26.03.2010)
Просмотров: 323 | Рейтинг: 4.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
OffSite The Cure
Парад обложек





















Последние фото ---
Новое на форуме ---
Наша кнопка

Друзья сайта
Для тех,кто еще
не знаком с The Cure









Понравилась песня?
Проголосуй в наших опросах!!!

Copyright MyCorp © 2017Конструктор сайтов - uCoz